ТИРАЖ ЖУРНАЛА АРЕСТОВАН (ufsnp2015) wrote,
ТИРАЖ ЖУРНАЛА АРЕСТОВАН
ufsnp2015

Categories:

про службу и ракеты

В 1989 году прибыл в нашу часть для прохождения дальнейшей службы старший прапорщик Буров. Был он такой древний, что его ставили в наряд только по парку, принципиально носил ботинки по причине болезни суставов даже на строевую подготовку и ходил хромая в развалочку, как утка.

Прибыл он дослуживать, так как через год достигал предельного срока службы прапорщиков в войсках и контракт его заканчивался. Для нас, в ту пору молодых лейтенантов это был настоящий кладезь армейской мудрости, смекалки и опыта.

Этот человек знал практически все, на любую тему разговора у него всегда было свое продолжение и часто подхватывая беседу, Буров находил исторический пример из своей богатой биографии и мы узнавали такие вещи, которым не учат в военном училище, о чем не писали в газетах и не сообщали в программе Время.

Прошло много времени с тех пор, я даже не знаю жив ли он теперь, но, как и тридцать лет назад звучат порой в голове его слова: «Знаешь Сережа, а был у нас в 1962 году такой случай …»

Я попробую по памяти воспроизвести несколько его рассказов, к сожалению, я уже не вспомню имен и фамилий, конкретных названий мест, где все происходило и воинских частей, да это и не важно, но как говориться «мы живы пока нас помнят».





Ракетчики, которые стреляют сами по себе.

Эта история была одной из самых первых, которую я услышал от Бурова. Предыстория такова, что военная судьба сделала так что, начальник отделения проверки и предстартовой подготовки ракет, бывший старший оператор, поступил в академию. Все бы нечего, да только за год до этого события прежний начальник отделения уехал с повышением, а оставшиеся в отделении два офицера, одного со мной «разлива» 1988г. совсем не проявляли рвения занять освободившуюся должность.

И вот мне, начальнику расчета транспортирования ракет, за год напрочь забывшему премудрости «5 схемы» и проверочных работ предложили возглавить первое отделение технической батареи. Делать было нечего, в армии два раза не предлагают и я приступил к исполнению обязанностей.

Тут я и познакомился с Буровым ближе, так как стоял теперь на самом правом фланге и лично докладывал комбату, а мои офицеры и прапорщик Буров стояли слева плечом к плечу. Возились мы в боксе в парке, пытались «оживить» электростанцию ЭО-12, что-то заспорили об опыте, знаниях и Буров, вытерев руки ветошью, осмотрев нас лейтенантов, заговорил.

Начал я службу «сверчком» в 1959 году, в Германии. Очень мне понравилась страна, служба, а служил я в гаубичной артиллерии, вот и остался на сверхсрочную, тогда ведь прапорщиков не было. Потом объявили набор в какие-то новые войска, я подал рапорт и так стал ракетчиком. В ракетных войсках служили тогда сплошь офицеры и сверхсрочники, должность мне определили – водитель обмывочно-нейтрализационной машины 8Т311.

Через три месяца после начала службы в новой части отправляют нас в Кап-Яр на боевые пуски. А пускали тогда ракет мало, давали для пуска одну ракету на дивизион, а то и на бригаду и между комбатами шло соревнование за право совершить боевой пуск.

Если все проходило успешно, как у нас говорят «штатно», комбат получал «Красную Звезду», остальные участники медали, кто «За отвагу», кто «За боевые заслуги», так что было за что бороться, в те времена дослуживали еще офицеры - участники Великой Отечественной - орденоносцы, и у нас молодых было огромное желание украсить так же свою грудь наградой Родины.

В общем, по итогам учений выделили две стартовых батареи, которые лучше всех сдали нормативы, показали самые лучшие результаты. Из каждой батареи определили по стартовому отделению и по-новой устроили зачет по технической подготовке. Кто наберет больше баллов – тот и стреляет. В этом деле второго места нет – ракета одна и победитель будет один, учения целой ракетной бригады будет венчать пуск одной единственной ракеты, и лавры достанутся одному, самому лучшему стартовому отделению и комбату.

Собрали нас на площадке, комиссия ждет в учебном домике. Запускают по одному по номерам расчета. Сначала зашли комбаты, потом начальники старта, потом операторы, дальше номера – 1,2,3, ну а я самый последний в списке и самый «молодой» и «зеленый». И вот идем мы с соперниками-однополчанами ноздря в ноздрю, комбаты – «отлично», начальники старта – «хорошо», старшие операторы – «отлично», номера – «отлично», остались мы вдвоем с другим «сверчком». А тот старый, мудрый, в ракетной батарее с первого дня, до этого служил в авиации, знает обмывщик по винтику, а у меня всего-то три месяца опыта общения с этой «баней» на колесах.

Прикинули баллы – поровну, ну соперники обрадовались, уж их-то покажет, а наши приуныли. И взяла меня такая злость, думаю не отдам, докажу, что я - лучший. В общем, все было как в тумане, зашел я первый, комиссия что-то спрашивала, я отвечал, показывал, а что и не помню, после ответа развернулся и вышел. А потом отвечал соперник, и вдруг открывается дверь, он выходит, лицо красное – «хорошо», меня народ подхватил на руки, у меня оказывается - «отлично». Все, наша ракета, наш старт, как говорится - коли дыру!

Ну, что дальше было не особо интересно. Погрузили ракету на агрегат, приехали на стартовую площадку, аккуратно «привязались», исполняем команды. Комбат в штабной машине держит связь со штабом учений, дублирует распоряжения. И вот докладывает он в штаб, что к пуску готов! А там командир бригады – фронтовик, орденоносец, видно завелся мужик, как скомандует – «Огонь!» Комбат дублирует – «Огонь!», начальник старта жмет на кнопки из окопа - грохот, гром, вспышка и медленно ракета отрывается от пускового стола и все больше ускоряясь уходит со старта ввысь.

А дальше начался «разбор полетов». Ракета оказалась с «телеметрией», на полигоне не были готовы к ее пуску, датчики не работали, показания не сняли и хоть она и «попала в кол», пуск был засчитан как неудачный с чисто научной точки зрения. Сразу прилетела комиссия из штаба РВ и А, главный вопрос: «Кто давал команду стрелять?»

В штабе заминка, никто не хочет брать греха на душу, комбриг – фронтовик переживает, до пенсии немного осталось, ордена светят, как признать ошибку? Тут комбат и встал перед всеми и говорит – «Я дал команду пустить ракету по готовности без команды «Пуск!» Так в рапорте и записали, комбату вместо ордена – неполное служебное соответствие, всему командованию бригады и дивизиона выговора разного калибра, а части за учения – два бала… Все задачи выполнены на «хорошо и отлично», а боевой пуск – «неуд»….

Ехали обратно в Германию – комбат заперся в купе и не выходил. Кто говорит пил горькую, кто говорит - просто переживал, я не знаю, свечку не держал. Потом пришел его срок замены и уехал он в Союз к новому месту службы и больше нас армейская судьба не сводила…

Прошло двадцать лет, я опять попал служить в Германию. И вот в нашу часть приезжает пополнение молодых лейтенантов, ну, прямо как вы. И один среди них мне сразу показался знакомым, а откуда я и не знаю. А, как фамилию узнал, так подошел и спросил откуда мил человек, и что, как? Папка говорит из военных, тоже ракетчиком был. Ну, я ему и говорю, позвони папе, спроси, знает ли он ракетчиков, которые без команды ракеты пускают?

Лейтенант не понял юмора, а на следующий день пришел, разулыбался, обнял меня и говорит, папа, мол, удивился очень, когда я ему позвонил, а потом в свою очередь спросил – «А, разве такие ракетчики еще служат?»

Tags: жизненное, мои рассказы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • про стену плача

    Кусок раритетного забора, возведенного генералом Ромашкиным, это все, что осталось от Казанского высшего военного камандно-инженерного училища…

  • про головку

    Если тебя родители вместо головы на плечах наградили головкой, то и эвуки из нее извлекаются соответственно. Даже странно такое слышать на…

  • про последователей

    У казанского упыря нашлись последователи и это печально. Казанские школы обзванивают какие-то придурки и оставляют сообщения о заложенных бомбах.…

promo ufsnp2015 май 24, 2017 22:36 17
Buy for 50 tokens
Добро пожаловать рекламодатели! Отрекламлю недорого и от всей души!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments